как живут «звёзды»

Александр Калягин: «Театр «Et Cetera» не может остаться незамеченным»


Здание театра – это не случайное сооружение, которое просто не имеет права быть безликим. Оно должно приковывать внимание, вызывать интерес и желание войти в него. Театр – это огромный, многообразный, многоликий мир.

 

Новое здание театра «Et Cetera» в центре Москвы переворачивает традиционные представления о театре, как о чём-то непременно классическом и торжественном. По словам Александра Калягина, художественного руководителя театра, «главное устремление театра заключается в развитии и умении сочетать разные театральные направления, стили, школы», поэтому в «новом доме» для известного театрального коллектива хотелось воплотить принцип многообразия, принцип «Et cetera» (Et cetĕra, обычно сокращаемое до Etc. - латинское выражение, означающее «и другие», «и тому подобное», «и так далее»).

Техническое задание, полученное архитектурным бюро, действительно было сложным. С одной стороны, требовалось сохранить камерную обстановку, свойственную театру, с другой - создать праздничный и многоликий театральный интерьер, а с третьей - учесть особенности самого помещения и большого объёма осветительного и инженерного оборудования.

В театре нет ни одной одинаковой детали. Даже окна - казалось бы, стандартный конструктивный элемент - на всех этажах имеют разную форму: круга, прямоугольника, квадрата. Но при таком разнообразии архитекторам удалось избежать стилевого «салата» и подчинить все помещения единому стилю и добиться особой гармонии. Например, чайная комната в фойе как будто скопирована с английского сигарного клуба с мебелью в стиле «чипендейл» и крашеными стенами. Но стоит выйти из неё, и взгляду предстают белые колонны, хрустальные светильники с подвесками, деревянные панели на стенах, витиеватая ковка лестниц.

В кулуарах стилистика и цвет меняются от помещения к помещению, на лестницах -- от этажа к этажу, в результате чего создаётся уникальная интерьерная «мозаика», собранная из разных стилевых «кусочков». Например, на одной лестнице вас встречают крашеные в розовый цвет стены, на другой – в оливковый с полоской. Большое число различных помещений повлияло на использование практически всей цветовой шкалы мягких оттенков: бежевого, оливкового, розового, салатового.

Эклектичный зрительный зал удалось выполнить в трёхцветной гамме, использовав бежевый, тёмно-бежевый и бордовый цвета. По образу - это бежевая скорлупа, которая, «прорываясь» на полу, на сцене и в ложах, становится бордовой.

Кстати, о ложах этого театра надо сказать отдельно. Их всего девять. Каждая имеет своё название из мира театра: ложа Тартюфа, Митрофанушки, Фальстафа и т. д. И, наконец, центральная ложа для особо важных гостей называется ложей Годо.

Тёмно-бордовым же сделали и театральный занавес, который специально для театра «Et Cetera» придумал знаменитый театральный художник Эдуард Кочергин. Для занавеса была соткана уникальная ткань с рисунком на тему «еt сetera», в котором множество раз повторяются буквы ETC. Это, вероятно, единственный театр в Москве, где зрительный зал заполняют разномастные кресла. Александр Калягин хотел, чтобы кресла были разными, но богато оформленными. Единственным производителем, который не побоялся взяться за выполнение этого заказа, стала итальянская фабрика «Angelo Cappellini».

В отделке помещений пришлось преодолевать все трудности, которые только можно было представить. Сложная инженерия и технология зала заставила прибегнуть к невероятным ухищрениям. Всё техническое оснащение сцены приходилось прятать, закрывать, огораживать так, чтобы в интерьере невозможно было заметить акустические колонки, вентиляционные короба, трубы, отопительные системы. Например, над порталом сцены со стороны зрительного зала установлены мощнейшие акустические колонки. C эстетической точки зрения идеально было их скрыть, но таким образом, чтобы не пострадала акустика, поэтому соорудили портальный козырёк, затянутый звукопроницаемыми банерами. Приток и вытяжка в общественных зонах были убраны с потолка на стены и задекорированы деревянными резными решётками. Отделочные материалы имеют бесконечные вариации -- от мрамора, гипса, ковки и дерева до коммерческого покрытия «Orac Dеcor» и потолочной отделки в форме ячеек «Грильято».

Все светильники в театре сделаны по авторским эскизам архитектурного бюро. При входе зрителей встречает стеклянная люстра-шар. Зрительный зал освещается огромной хрустальной люстрой, которая опускается почти до спинок кресел. Хрустальные светильники и бра являются дополнительными источниками света.

Благодаря творческой фантазии Александра Калягина и дизайнерскому воплощению архитектурного бюро, интерьер театра «Et Cetera» получился живым, объёмным, обладающим яркой индивидуальностью.

Эту статью прочитали 3607 человек с 01 Август 2013.
Оцените статью [ 3 голоса ]

Вернуться

Следующая статья: Дмитрий Бертман: «В моем доме жил Александр Блок»
Предыдущая статья: Загородный дом Мирославы Думы

 

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)