как живут «звёзды»

Питерская квартира Анастасии Мельниковой


Питерская квартира Анастасии Мельниковой

Когда ночами лежу в ванне — в пене, окруженная зажженными свечами — и любуюсь через громадные окна на храм Спаса на Крови, сердце замирает. Думаю: «В этой квартире хочу состариться и умереть!» И мне не верится, что десять лет назад на месте этой сказки была«убитая» коммуналка.

 

— Ремонт занял десять лет?!

— Он и до сих пор не закончен. Но я ни секунды не пожалела о том, что затеяла эту авантюру с квартирой. Некоторым людям все равно, где жить, а мне — нет. Я выросла в этом самом доме на Мойке, только в другом его крыле. Это типичный петербургский дворянский особняк начала XIX века. Выйдя замуж, я уехала недалеко, на другую сторону Летнего сада. Так что вся моя жизнь связана с этими местами. Я всегда искала жилье только в этом уголке Питера. И вдруг услышала, что в моем доме на Мойке продается большая коммуналка. Зашла ее посмотреть. Первым делом наткнулась на топор, которым на двери была прибита записка с телефоном участкового — видимо, соседи тут собрались «дружные». Потом прошлась по гадюшнику из 11 комнат, где жили 24 человека. Собралась уходить, и тут старушка завела меня в свою комнатку. И в окне я увидела освещенный прожекторами храм Спаса на Крови — Иисус на его фасаде как будто шел мне навстречу. Я почувствовала: без этого храма за окном, без этого изгиба Мойки не смогу жить дальше. И сказала жильцам: «Я вас расселю!» Хотя денег в тот момент у меня не было — в «Улицах разбитых фонарей» тогда еще не снималась. Но в этот же вечер я села за стол, открыла записную книжку и стала обзванивать друзей — своих и маминых. Назанимала кучу денег и стала покупать квартиры, чтобы расселить коммуналку. Целый год мучилась с последней, пятой семьей, которая за свою комнату попросила «трешку» в центре. Это был настоящий грабеж, но они решили, что в данной ситуации надо выжать из меня денег по максимуму. И выжали. Я влезла в очередные долги и купила им 90-метровую квартиру у Исаакиевского собора. После чего они потребовали сделать там евроремонт. На это я уже пойти не могла. И отрезала: «Хорошо, не хотите меняться — не надо!» Под удивленные взгляды этих людей въехала в коммуналку, отремонтировав одну из комнат. И победила-таки. Мои вымогатели наконец-то съехали, и я начала гигантский ремонт. Теперь точно знаю: женщина не должна делать ремонт. Никогда! Потому что хороший строитель — это мертвый строитель. (Смеется.) Я сменила три бригады и всегда видела только одно: лень и воровство. Из нескольких десятков человек лишь один оказался настоящим мастером. Этот Валера теперь и доводит ремонтные работы до конца. Ведь в квартире еще не хватает мебели и ковров, ламбрекенов, из двух каминов облицован камнем только один...

 

— Как же вы не побоялись затевать такой грандиозный ремонт?

— От безысходности… На людей я часто произвожу впечатление романтичной барышни, парящей в облаках. Да, я мечтательница, меня растили, как принцессу. Но я по характеру очень упорная. Вот врачи уверяли меня, что я не смогу родить ребенка, а я родила. В моей профессорской семье нельзя было и подумать о том, чтобы пойти в актрисы, а я пошла. Практически нереально было заработать средства на такую вот роскошную квартиру, а я все-таки смогла… Если честно, у меня и в мыслях не было сразу поселиться в этой квартире. Взвалив на себя громадные долги, я подумала, что после ремонта придется лет десять сдавать квартиру, чтобы со всеми рассчитаться. Но мне повезло — как раз в этот период появилось много работы, я смогла расплатиться со всеми долгами и сразу сюда въехать… В эту квартиру я вложила всю душу. Каждый сантиметр здесь придуман мною.

А поначалу пригласила дизайнеров. От них получила четыре потрясающих модных интерьера, которые не имели никакого отношения к этому старому ампирному дому. Тогда сама и придумала проект: прихожую со столовой, огромную гостиную-библиотеку, спальню с мраморной ванной, двухэтажную детскую с малахитовой ванной на антресолях. И соединение всех этих помещений по круговой системе через обычные и потайные двери — такое же архитектурное решение было у нас в родительской квартире. Помню, в детстве мы с братьями обожали по кругу убегать друг от друга или от мамы с ремнем, и мне очень хотелось, чтобы Маня тоже смогла так побегать. Потом я договорилась с архитектором. Привела его в пустую квартиру, где он стал дотошно записывать все мои идеи. Внимательно рассматривал альбомы с видами Меншиковского дворца, откуда я взяла образцы изразцов для кухни и фамильных вензелей (буква «М» — это и Мельниковы, и Мария). А потом осторожно поинтересовался: «Настя, вы сумасшедшая?!» Я кивнула: «Да!» И он согласился: «Тогда будем работать…»

Первым делом я полностью оборудовала Машкину комнату, поставила там красивую кровать с балдахином. А сама полгода спала на матрасе — до тех пор пока брат Саша не взял меня в охапку и не повез выбирать кровать. Купили очень красивую и очень дорогую, установили в спальне, и с первой же секунды это «ложе» начало раздражать меня своим видом. Мы «сослали» кровать на дачу, где она прекрасно вписалась в атмосферу нашего старого бревенчатого профессорского дома. А я опять переселилась на матрас. И вдруг в Москве в мебельном магазине увидела кровать цвета жухлой розы. А я обожаю розы, они у меня везде — на постельном белье, салфетках. А тут кровать-роза! Но когда мне объявили цену — 17 тысяч евро! — мой энтузиазм испарился. Я вернулась в Питер, где знакомые реставраторы сделали мне аналогичную кровать — с ручной резьбой, c золочением, но в несколько раз дешевле. Теперь осталось доделать покрывало на нее. В нем я придумала 12 элементов. Всевозможные аппликации, расписной батик, воланы выполнила одна знакомая мастерица, а я сама вышью ее лентами — совсем недавно освоила эту технику. А вообще вышиваю я очень давно — и гладью, и гобеленным швом, и крестиком. В детстве меня бабушка научила, а теперь я Маню учу. Кстати, вышиваю я только на съемках. (Смеется.) Поэтому свои работы меряю не часами, а сериями: одна вышивка — 4—5 серий.

По материалам журнала "7дней"

Эту статью прочитали 16793 человек с 09 Апрель 2014.
Оцените статью [ 14 голосов ]

Вернуться

Следующая статья: Дача Александры Вертинской в Тоскане
Предыдущая статья: Гостиница Софии Ротару в Крыму и ее дом под Киевом

 

Комментарии

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)