как живут «звёзды»

Дом во Франции историка моды Александра Васильева


Дом во Франции историка моды Александра Васильева

Регион Овернь находится в полутысяче километров от Парижа. Три с половиной часа на поезде и 50 минут на такси. И мы в гостях на французской даче Александра Васильева. Три очаровательных домика и участок в несколько соток, где историк моды проводит свой отпуск.

«Далековато от Парижа? — таким вопросом встречает нас Александр. — Но мне здесь нравится. Настоящая деревня: заборов ни у кого нет, все друг друга знают в лицо, 400 жителей, и со всеми надо поздороваться. Если вы не сделаете этого, скажут: «Какой хам». Когда-то в деревне проживало четыре тысячи человек, был свой мебельный магазин, портнихи, парикмахеры, сапожник, два мясника, целых три булочных, кафе. Но с появлением супермаркета, где можно купить за один раз целую тележку продуктов, всё закрылось.

Первые два дома я купил в 2002 году. Сначала это было для меня баловством, я подумал: «А почему бы нет? Появится у меня такая дачка во Франции». А потом обжился, обзавёлся друзьями, привык.

Другому моему приятелю так понравилась эта деревушка, что он решил приобрести тут недвижимость. И сообщил мне, что на продажу выставили ещё два домика. Они были такими заросшими, все в кустах ежевики. Но именно поэтому их продавали за очень маленькую цену — 5 тысяч евро. И я купил их. А три года назад приобрёл вдобавок ещё и третий дом.

Что мне особенно нравится? Терраса с потрясающим пейзажем. Когда летом садишься на ней пить чай или розовое вино и видишь эти неоглядные дали, глаз радуется. Домики эти могут простоять хоть тысячу лет: ведь они построены из камня, а не из кирпича. Их продавала одна вдова. Она переехала в соседнюю деревню. Почти все дома в Оверни одинаковые: три окна наверху, два внизу, посередине дверь. Они все XIX века. На многих выбиты годы постройки — 1872-й, 1891-й, 1883-й...

На первом этаже обычно располагается гостиная и столовая вместе с кухней, наверху три спальни. Вот и у меня на первом этаже гостиная, оформленная в стиле французского романтизма, — в ней немало мебели красного дерева периода 1815-го — 1840-х годов. Эта эпоха связана с Шатобрианом и Стендалем, с Лермонтовым и Тургеневым. Иван Сергеевич Тургенев сам имел небольшую дачку под Парижем в Буживале, и она очень напоминает по атмосфере мой домик. Не могу сказать, чтобы я копировал Тургенева один в один, но у него приблизительно такая же мебель, портреты и вся обстановка.

Моя гордость — несколько мемориальных предметов. В частности, канапе и венецианское зеркало, принадлежавшие дизайнеру Эльзе Скиапарелли. Ее вещи были выставлены на продажу, и я кое-что купил. На стенах висят провинциальные французские портреты XIX века. В кухне есть старинная чугунная плита, которая топится дровами. Но я ее не использую, потому что у меня есть газовая, на ней и готовлю. Сам, никакого повара у меня нет. На стену кухни я повесил портрет настоятельницы женского аббатства, такая, наверное, воспитывала в свое время Коко Шанель. Я подумал, что она по своему характеру и по цвету одежды замечательно сочетается с этой плитой.

На втором этаже ванная, гостевая комната и спальня. В ней очень удобная деревенская кровать, купленная в антикварном магазине во Франции, старинный комод, часы. Совершенно убитое кресло я отреставрировал, нашел обивщика в соседнем городке, снабдил его шелковым атласом, и он перетянул эту развалюху, вернул ей рабочее состояние. В комнату для гостей я привез из Вильнюса две старинные литовские кровати, не поленился! Собрал красивую коллекцию часов эпохи Наполеона из золоченой бронзы. Я считаю, что они добавляют шарма, как и старинные французские вышивки. Ванна у меня 1920-х годов, я купил её в отеле в соседнем городке и перевез сюда. Вид из окна потрясающий, когда купаешься. Лежишь в пене и смотришь на пасущихся на лугу коров. Мило, не правда ли?

Гостевой домик я решил в голубых тонах, типичных для этого региона Франции. Они прекрасно сочетаются с натуральным камнем. Дом украшает коллекция бисерных вещей. Например, столик, вышитый бисером, 1860-х годов. Подставки для ног тоже из бисера. Тут хранится часть моего архива и небольшая библиотечка. Какую-то мебель я купил в Тулузе, какую-то — в Марселе у антиквара. Самое трудное было поднять наверх консоль красного дерева для ванны. Пришлось затаскивать её через окно, по лестнице она не проходила.

Наверное, не все в состоянии понять, почему однажды, попав в эту деревушку, я так и не смог расстаться с ней. Объясню. Дело в том, что я человек публичный и 10 месяцев в году нахожусь под надзором камер, журналистов, блогеров, самых разных людей. В России я без конца раздаю автографы, фотографируюсь со всеми желающими в магазинах, на улицах, в поездах, самолётах. Я редко отказываю людям в этом. А здесь меня никто не знает. Живет какой-то иностранец, а кто он, непонятно. В Оверни не смотрят «Модный приговор», у них нет Первого канала. Зато есть абсолютная тишина.

У меня в доме нет даже телефона и Интернета, и я могу отдохнуть, посибаритствовать, помечтать, что-то переосмыслить. Тут очень хорошо думается, никакие звуки не отвлекают. Ты находишься в деревне: в полном контакте с природой и наедине с собой. Для людей творческой профессии - это идеальное место. А для тех, кто любит дискотеки, шумные пляжи, постоянных гостей, забегающих на огонек, — совсем не подходящее. Этих удовольствий жизни вы здесь не найдете. Но я их и не ищу!»

Эту статью прочитали 6185 человек с 30 Сентябрь 2015.
Оцените статью [ 22 голосов ]

Вернуться

Следующая статья: Загородный дом певца Сергея Пенкина
Предыдущая статья: Загородный дом Татьяны Тарасовой

 

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)