как живут «звёзды»

Ранчо на Колхозной улице – дом Максима Леонидова под Санкт-Петербургом


Ранчо на Колхозной улице – дом Максима Леонидова под Санкт-Петербургом

Улица, на которой поселилась семья музыканта, называется Колхозной. Рядом раскинулись поля – единственное, что осталось от времени, когда территория нынешнего дачного посёлка принадлежала советскому колхозу.

На пике славы наречённый поклонницами «секс-символом» Максим Леонидов решился на резкую перемену в своей жизни – он бросил всё: любимый город, группу «Секрет», которую сам же создавал, и уехал в Израиль, где всё нужно было начинать сначала.
«Перемены, – говорит Максим, – это когда невозможно существовать в прежней жизни. И надо не бояться этих перемен. Я дважды разводился, один раз менял страну, ушёл из группы, когда она была на пике, но все эти, казалось бы, нелогичные поступки принесли в мою жизнь свежее дыхание, новую струю. Надо было заново бороться и доказывать, что ты из себя представляешь. Разочарований в этих резких движениях не было никогда. Убеждён, ничего не делается зря».

Сегодняшняя жизнь вполне устраивает Максима Леонидова. Его жена – актриса Санкт-Петербургского театра имени Ленсовета Александра Камчатова, по признанию певца, именно тот идеал женщины, который он искал всю жизнь. На вопрос, чем же идеальна Александра, Леонидов отвечает: «Для меня очень важно в браке, чтобы вся чувственная, сексуальная сторона присутствовала в полной мере, чтобы было взаимное уважение, общность интересов, и у женщины обязательно должна быть некая мудрость житейская. И это совершенно не зависит от возраста. У нас разница в возрасте 18 лет. И это хорошо. Жена во мне видит надёжность, а я в ней – юность…»

– Максим, как давно вы перебрались за город?

– Лет шесть назад, но цель покинуть мегаполис появилась намного раньше. На строительство дома и оборудование участка ушло несколько лет. Дом был построен в стиле североамериканского ранчо. Я изначально хотел иметь большой одноэтажный распластанный дом.

– Над проектом дома работал профессиональный архитектор?

– Конечно, это был архитектор, который несколько лет прожил в США, а вот всю «начинку» дома собирали исключительно по моим пожеланиям. Когда к нам приезжают гости, они живут в одном крыле, а наша семья в другом, и мы не мешаем друг другу. А многоэтажные загородные дома – это, на мой взгляд, отрыжка советского прошлого. Мечта о многоуровневых квартирах и богатых трёхэтажных домах. Я от этого всегда был совершенно свободен.

– У вас очень красивый участок, но при этом создаётся впечатление, что эти благородные растения выросли здесь давно и без участия человека.

– Вы не поверите, но когда я покупал участок – это был голый овраг без единого дерева. Мы воспользовались природным ландшафтом, и овраг превратили в зелёную горку. Боярышник сибирский очень быстро разросся, хотя высажен был всего пять лет назад.

– Что ещё пришлось сделать с участком?

– Тщательно выравнивали ландшафт. Привозили взрослые деревья, и за пять лет это превратилось в лес. Хотел, чтобы создавалось впечатление не искусственно возведенного сада, а как бы случайно выращенного. Для сада дизайнера не приглашал, просто привозил деревья, и мне их сажали туда, куда я палочки втыкал.

– Охранную службу преданно несёт пес Степан. Давно он у вас?

– С момента моего переезда за город. Как-то я прочел объявление в газете, что в питомнике родились щенки немецкой овчарки. И вот после репетиции спектакля «Двое других, или странные игры» я с коллегами по сцене поехал выбирать щенка. Навстречу нам выбежала стая маленьких щенков. Всем им бросили палочку, и малыши побежали за ней, потом начали драться. А один поначалу тоже побежал, но проделал только полпути, потом развернулся и спокойно пошёл обратно. Вот это и решило его судьбу. Мы выбрали самого доброго, толстого и дружелюбного. А Степаном он стал потому, что был очень похож на простого дворового пса: одно ухо у него болталось, а сам – ужасно неуклюжий и смешной.

– Пёс у вас в доме живет?

– Нет. По совету специалистов Степану построили комфортабельную будку, и с самого детства пёс живет на улице. Поначалу я переживал, что собака в холод и дождь будет находиться на улице. Но оказалось, что даже в морозы 30 градусов Степан ложится посреди двора, его засыпает снегом, и он спокойно дремлет. Немецкая овчарка – уличная собака, и, поскольку наш пёс никогда в доме не жил, выглядит он гораздо лучше своих соплеменников, обитающих в городских квартирах. Собаки такого размера не созданы для дома. Теперь я это точно знаю.

– Ваш дом гостеприимный?

– Мне не доставляет хлопот принять гостей, хотя бы потому, что я люблю готовить. Не ежедневными обедами заниматься, а запросто могу организовать праздничный стол. Вкусно будет, гарантирую. Люблю готовить мясные блюда – от шашлыков до плова.

– Поделитесь каким-нибудь рецептом…

– Самое простое: берётся говяжья лопатка и варится два часа без всяких специй и даже соли, потом вынимается, посыпается сверху зеленью, чесноком, луком, ткемали, крупной солью. К этому блюду подается красное вино – и все довольны. Мясо на кухне – прерогатива мужчины. Но… всё же в нашей семье кухней ведает моя супруга Саша, а я «творю» мясные блюда нечасто. Времени на это нет.

– Что у вас сегодня происходит в творчестве?

– Записал новый альбом в Канаде с канадскими музыкантами. Про новизну не рассказать словами. Просто такого Леонидова еще не слышали. Получилось хорошее коммерческое звучание. Интересный симбиоз западного звучания с российской мелодичностью. Называется альбом эпатажно – «Идите к черту с вашим рок-н-роллом». Человек так устроен, что даже самую светлую и замечательную идею постепенно превращает в безумно организованную религию, которая отметает всё остальное. И рок-н-ролл, носивший когда-то бунтарский дух, дух свободы, абсолютно коррупционировался, появилось кумовство, семейственность, всё разбилось на кланы. И все, ради чего эта музыка создавалась, когда она являлась олицетворением свободы духа, всё это, к сожалению, умерло.

– Вы можете сегодня сформулировать главные достижения в своей сегодняшней жизни?

– Это стабильность и лень. Я очень ленивый. А что такое лень? Это отсутствие мотивации что-либо делать. Часто трудолюбие подменяется просто беспокойством. Для меня важно внутреннее спокойствие, и оно, слава Богу, сейчас у меня есть.

– В вашем доме сложились какие-то традиции?

– Никаких традиций нет. Обычно когда я нахожусь дома, стараюсь посвящать время трём вещам – семье, спорту и работе. Сейчас ещё пишу книжку. Если грубо – это мемуары. Я постарался разобраться, откуда я такой взялся. Каждый человек особенный, и у каждого есть свой бэкграунд. Это взгляд назад уже с позиции моего сегодняшнего возраста, но я стараюсь обходиться без лирических отступлений. Потому что это простое описание называется «Я оглянулся посмотреть» и охватывает период с моего детства до пика популярности «Секрета». Пишу о том, что меня формировало.

– Чего еще хотите в жизни?

– Не хочу болеть, хочу видеть, как растёт мой сын и взрослеет дочь. Хочу, чтобы мне было интересно жить дальше. И не дай бог мне этот интерес потерять!

Эту статью прочитали 1476 человек с 04 Май 2016.
Оцените статью [ 2 голоса ]

Вернуться

Следующая статья: Звезда «Уральских пельменей» Юлия Михалкова переехала в роскошный загородный дом
Предыдущая статья: Загородный дом Аркадия Укупника

 

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)