как живут «звёзды»

В гостях у актёра и ресторатора Степана Михалкова


В гостях у актёра и ресторатора Степана Михалкова

Художественные ассоциации, которые первым делом возникают в связи с Фландрией, все как на подбор чрезвычайно возвышенные. Позднеготические живописные доски, франко-фламандская полифония, полотна Йорданса и Рубенса. Но, как оказывается, достаточно сделать шаг в сторону от магистральных искусствоведческих воспоминаний – и выяснится, что фламандский дух на самом деле очень кстати и при оформлении подмосковного дома. Что и доказал на своём примере российский актёр и предприниматель в области ресторанного бизнеса Степан Михалков.

Участок Степан Михалков приобрёл довольно давно и за это время успел рассмотреть немало проектов в самом разном стиле. Нарочито модернистские архитектурные идеи заказчику не приглянулись («Я не очень люблю, когда дом больше похож на детский садик семидесятых годов»), экспериментов на тему европейского замка или, напротив, посконной избушки тоже хотелось избежать. Хозяева склонялись скорее к западноевропейской сельской архитектуре и остановились в конце концов именно на её фламандском варианте.

С одной стороны, это неудивительно: Степан признается, что и помимо собственных строительных планов очень любит Бельгию. Кроме того, он один из основателей московского concept store, представляющего в России бельгийскую же мебельную марку. Вот и проект дома делал бельгийский архитектор Стефан Боенс, а ­подспорьем для того, чтобы принимать те или иные интерьерные решения, стали для заказчиков многочисленные книги и альбомы, посвящённые и традиционным фламандским домам, и современному бельгийскому country minimal. Между которыми, кстати, никакой стилевой пропасти нет: современные дизайнеры всё так же любят натуральные, «тёплые» материалы и простые извечные формы. И их минимализм всё-таки выглядит порядком патриархально.

В результате получилось, что дом как бы рассказывает историю нескольких поколений. Перпендикулярно к основному объему с нарядными кирпичными фасадами пристроен еще один – с деревянной облицовкой: то есть здание на самом деле, конечно, одно, на одном фундаменте стоящее, но выглядит именно как пристроенный к зажиточному деревенскому дому большой амбар. Который с течением времени чуть перестроили и приспособили для жилья – так и в самом деле бывает сплошь и рядом. С ­улицы эта квазипристройка не заметна, виден только строгий и элегантный парадный фасад с разбитым перед ним газоном. А вот за домом – менее формальный сад с яблонями и теплицами, уютный уже не столько на фламандский, сколько на вполне подмосковнодачный манер. Только, в отличие от обычных дач, где хозяевам часто приходится выбирать – или светлый дом, или тенистый сад, в этом доме дневного света всегда в достатке.

Тем более что стены выкрашены в белый цвет, потолки облицованы светлым дубом, а в комнатах просторно. «Изначально в моем характере, наверно, всё заставить мебелью, – смеется Степан. – Так было и с предыдущим домом, и тут поначалу тоже было желание расставить побольше вещей. Мебели купили, наверно, на два таких дома». Но Елизавета настояла на самоограничении – в итоге мебель расставлена не скупо, а очень ладно: каждый предмет стоит на том единственно возможном месте, которое для него отыскали поколения предыдущих хозяев.

Ощущение идеально обжитого старого дома, кото­рый как будто помнит десятилетия и века мирной ­размеренной жизни, – наверно, самое приятное в этом интерьере. Понятно, что по щелчку пальцев та­кое ощущение не создается, но здесь на него аккуратно работает всё. И планировка со старательно найденными пропорциями, и цветовое решение с натуральными светлыми тонами (самые тёмные оттенки в этой гамме – французский «копчёный» дуб на полу и кожа кресел), и «негромкий» декор.

Кажется, что всё просто и не приукрашено, как аутентичный фольклорный мотив, но это затратная простота с изысканностью выделки даже в не самых броских по виду деталях. Стеллаж во второй гостиной-библиотеке сделан из бывалой, старинной ­древесины, дверные и оконные ручки сделаны французскими ремесленниками, которые изготавливают подобные вещи по прадедовским лекалам, а камин в духе непринуждённого рустикального барокко так мастерски вытесан и так деликатно состарен, что современное изделие в нём опознать непросто.

Трудно сказать, сработала ли бы вся эта штучность в случае какой-нибудь провансальской, греческой или сицилийской стилистики, но фламандский дух на подмосковной почве прижился без ­затруднений.

По материалам admagazine.ru

 

Эту статью прочитали 1331 человек с 03 Август 2016.
Оцените статью [ 2 голоса ]

Вернуться

Следующая статья: Загородный дом Бориса Щербакова – сказочная изба «без единого гвоздя»!
Предыдущая статья: Лена Летучая делает ремонт в своём загородном доме

 

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)