как живут «звёзды»

Как живёт наставник шоу «Танцы» на ТНТ Мигель: экскурсия по дизайнерскому таунхаусу хореографа


Как живёт наставник шоу «Танцы» на ТНТ Мигель: экскурсия по дизайнерскому таунхаусу хореографа

Мигель по паспорту — Шестеперов Сергей Мигельевич. Он родился и вырос в подмосковном поселке Подрезково и рядом же, в Солнечногорском районе, в прошлом году купил себе дом.

«Вообще-то я не планировал приобретать недвижимость: не хотел, чтобы меня что-то связывало с тем или иным местом. Я человек кочующий, люблю перемены. Всегда думал: хорошо, если есть возможность сегодня жить в Москве, завтра — в Барселоне, послезавтра — в Париже или Нью-Йорке; легко арендовать жилье и так же легко с ним расставаться. Но жизнь вносит свои коррективы. В итоге приобрел ощущение своего дома, где мне всегда очень комфортно, где хорошо отдыхается» - говорит Мигель.

Яркий, эмоциональный, открытый Мигель живет в доме с лаконичным дизайном — строгие линии, сдержанные тона. И ничто в интерьере не выдаёт рода занятий хозяина — здесь нет фотографий с выступлений, больших зеркал, балетного станка. Хотя именно с классической хореографии началась жизнь Мигеля в танце. В четыре года он впервые увидел балет «Лебединое озеро» и сразу понял, с какой профессией хочет связать жизнь. Были и эксперименты. Например, участие в «Фабрике звёзд», которую курировала Алла Пугачёва. Но сейчас те времена он называет «странным». Впрочем, именно встреча с Пугачёвой открыла для танцовщика Мигеля новые горизонты — он начал работать как постановщик шоу, в том числе и на «Рождественских встречах» Аллы Борисовны. Нынешняя публика знает его уже как профессионального хореографа, судью и наставника в популярном телепроекте «Танцы», выходящем на телеканале ТНТ.

Небольшой таунхаус Мигеля — обитель стиля и минимализма: «Как только я купил этот дом, то сразу решил — в нём будет минимум мебели. Не люблю лишних вещей — пылесборников»

Мигель, психологи говорят, что как человек танцует, так он и живёт. Согласны?

Как живёт — не скажу, но характер человека в танце, конечно, проявляется. Как только танцор в отборочных турах нашего шоу выходит к микрофону представиться, мне уже по одной его походке понятно, на что он способен. Во втором сезоне был один парень — рыжий, с шикарными данными, отлично двигающийся, но от него не исходило никакого импульса. Движение — это ведь ещё и выражение чувств. А как может двигаться человек, не имея их? Уныло. Можно и робота запрограммировать танцевать — будет балет роботов.

Вы довольны тем, как прошёл этот сезон?

Да, крутое получилось шоу, в нём собрались лучшие танцовщики двух сезонов проекта и показали класс. Я запомнил почти все выпуски и особенно эмоционально переживал за тех, кто уходит, потому что мы в этот раз фактически не имели права голоса — выбирали зрители. И если проект получит продолжение, то я снова буду в нём работать. Это шоу подняло танцевальную культуру нашей страны на высокий уровень. Но сделал ли этот уровень профессию танцовщика востребованной в полной мере? Вопрос остается открытым.

На проекте у вас сложилась репутация сверхстрогого судьи. Насколько вам легко говорить нет людям, для которых участие в таком шоу, возможно, мечта всей жизни?

Во-первых, я такой, какой есть, и никому не пытаюсь понравиться. И считаю, что говорить правду в глаза, особенно профессионалам, — это проявление уважения к ним. Например, я сам очень благодарен людям, которые мне отказывали.

Разве вам часто говорили нет?

Конечно! Просто в официальной биографии не принято указывать неудачи. (Смеется.) Когда я в первый раз пришел на кастинг в мюзикл «Метро», во втором туре мне отказали: «Мальчик, ты не подходишь, иди отсюда». Для меня это был намёк — поработай над собой и приходи еще, посмотрим. По 12-14 часов я зависал в зале — репетировал, танцевал, тренировался. Пришёл снова, услышал да — и попал в успешный проект, который стал отправной точкой в моей профессиональной биографии. К этому времени я уже забросил классическое образование, народный танец. Понял, что не хочу этим заниматься, не моё. Меня тянуло к современной хореографии. Но где я был? В поселке Подрезково. Что я танцевал? Гоу-гоу в ночных клубах. И после такого работать в мюзикле «Метро» — это огромный прорыв. Когда я впервые вышел на сцену Театра оперетты, в буквальном смысле слова испытал шок.

Когда вас в последний раз называли Сергеем?

Вчера. Меня по имени зовёт мама. А так я уже 16 лет как Мигель. Всё началось с мюзикла «Метро». Однажды мы с ребятами из труппы придумали шутку — стали называть друг друга по имени-отчеству. Ну и пошло — Мигельевич, Мигалич, Мигель… Через месяц меня уже все называли Мигелем. И теперь для меня абсолютно комфортно жить с двумя именами. В одном мире — близких и родных людей — я Сергей, в другом — профессиональном — Мигель. Хотя странно другое — что папа меня тоже зовет Мигелем. (Смеется.)

Со своим отцом, кубинцем, вы познакомились совсем недавно. Расскажите, как это было.

У моих родителей долгая, сложная и трагичная история любви. В 80-е отец был вынужден уехать на Кубу, мама осталась в СССР. Они не могли видеться… Два года назад я впервые увидел своего отца и впервые крикнул «Папа!» в аэропорту Гаваны. Я осознавал, в какой необычной ситуации нахожусь, и понимал, что её надо запомнить. Но, признаюсь, совсем не думал, хочу ли восстановить отношения и общаться с отцом каждый день. Этого человека не было в моей жизни 33 года… Меня спрашивают, хотел бы я вырасти на родине отца? Нет, не хотел бы. Потому что там, в безопасной для себя среде, я бы никогда не стал тем, кем стал. Здесь мне постоянно приходилось что-то кому-то доказывать.

Среда, в которой вы росли, не была для вас безопасной?

Именно. Помню, во втором классе училка объявила голосование «Кто за то, чтобы Серёжа Шестеперов изучал английский язык?» среди моих одноклассников. И 80 процентов высказались против, потому что Серёжа — «черный». На следующий день я пришел в школу с октябрятским значком на попе. Всё. Через неделю я там не учился. Потом учился в другой школе, лучшей в Зеленограде. Но и там с большим трудом окончил только девять классов. Меня унижали ежедневно. Мою маму вызывали на родительское собрание, чертили на доске три столбика и спрашивали: «Выбирайте, что для вашего сына надо — общеобразовательная школа, музыкальная или хореографическая?!» «Отличная» была система».

Но система вас не сломала, и теперь вы успешный режиссер и хореограф, известный человек…

Популярность — не моя цель. Чего я действительно хочу, так это выработать собственный стиль в хореографии, и сейчас к этому этапу я только подхожу.

Проект «Танцы», не без участия Мигеля, получил развитие вне эфира: Мигель стал креативным директором танцевального центра «PROТАНЦЫ» в Москве, а также «Лагеря PROТАНЦЫ» в Сочи, который начнёт свою работу в июне. Туда, на мастер-классы Мигеля и других хореографов со всего мира, может попасть любой желающий.

Эту статью прочитали 1308 человек с 19 Октябрь 2016.
Оцените статью [ 1 голос ]

Вернуться

Следующая статья: Техно - квартира Владимира Преснякова и Натальи Подольской
Предыдущая статья: Митя Фомин и его обновлённая двухуровневая квартира в Москве

 

Добавить комментарий
Ваше имя(*):
Комментарий(*):
Код изображения This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)